Лайки на охоте

Собака на кабана: выбор, натаска, охота

Кабан – очень сильный, своенравный и свирепый зверь. Рассказы о безудержной мощи и гневе раненого секача – не придумки охотников. Сила его ударов такова, что с лёгкостью может переломить дерево, а не то что хрупкие кости человека. Поэтому охота на кабана в первую очередь должна быть обеспечена в плане безопасности. Полностью отвечает этим требованиям охота с вышки, а также облавы с большим количеством участников. Но самой интересной и увлекательной будет охота на кабана с собаками, из которых нет породы лучше, чем лайки.

Почему лайки предпочтительнее

Представители мало каких охотничьих пород собак отличаются такими универсальными качествами, как лайки. Врождённый азарт и злобность именно к крупному зверю у них в крови, как и полное бесстрашие. При этом особую неприязнь к свиньям проявляют именно западносибирские лайки, тогда как восточносибирские больше «не любят» медведей. Это стоит учитывать идя на охоту с лайками.

Три богатыря

Русско-европейская и карело-финская лайки более осторожны в преследовании такого свирепого зверя, как кабан, и чаще всего идут за ним молча (если не обучены специально давать голос), а лаять начинают, только когда остановят. При этом никогда не нападают, а ждут подхода охотника.

Лайки остановили кабана

По утверждениям промысловиков, на кабана можно спокойно идти с одной западносибирской лайкой, а других пород – лучше иметь хотя бы пару собак. К сожалению, собак, которые могут остановить секача и дать охотнику взять его, сейчас очень мало.

Сравнение с другими собаками

В сравнении с другими породами лайки имеют множество преимуществ. Они чрезвычайно выносливы – не каждая гончая сможет так долго и без перерыва гнать крупного зверя. Они обладают достаточной вязкостью (работает по зверю, не прекращая погоню за ним столько времени, на сколько у неё хватит сил и выносливости) и способны сами принимать решение вдали от охотника. А ещё представители этой породы умеют уворачиваться от клыков и достаточно крепки на раны. Выбить лайку из строят очень сложно, часто даже серьёзно раненная собака в азарте выполняет свои функции, не чувствуя боли.

Лайки — идем на охоту

В прессе и среди охотников блуждает много рассуждений, что собаки маленького роста (терьеры, например) лучше подходят для зимней охоты, так как не проваливаются в снег и более проворны в лесных зарослях. Это миф чистой воды. Терьер весит приблизительно столько, сколько и лиса – 5–7 кг, а плутовка еще как проваливается. Кабан, особенно подранок, будет водить собак камышами, зарослями у водоёмов или оврагами с высокой растительностью. Маленькая собака там будет долго барахтаться, а зверь за это время уйдёт.

Отважный терьер вязнет в снегу

Еще надо учесть такой немаловажный фактор, что на прямом участке кабан даже с раной без труда догоняет любую собаку. Чтобы избежать нападения, собака вынуждена резко прыгать в сторону, а там почти всегда кусты, высокая трава, поваленные деревья. Даже для собаки среднего роста такой прыжок представляет трудности, а для низкорослых практически невозможен. Снег ещё больше ограничивает маневренность маленьких собак. Среднерослые собаки с тонкими ногами тоже вязнут в снегу, отстают от зверя и быстро выбиваются из сил.

Охота на кабана зимой

А вот лайки настолько выносливы, что могут энергично и уверенно работать много часов подряд.

Большие и бойцовские собаки также не подходят для кабаньей охоты. Они очень агрессивны, а в программе у них заложено вцепится во врага и давить своей мощью. Все попытки брать питбулей, кавказцев и волкодавов на кабана заканчивались достаточно плачевно: собаки цеплялись в кабана мертвой хваткой и мешали охотнику сделать прицельный выстрел. Чтобы освободить своего помощника (а это не так просто из-за крепкой хватки), охотникам надо идти на большой риск – подходить вплотную к разъяренному зверю и стрелять ему прямо в ухо (если есть возможность) или докалывать ножом. А потом ещё долго отдирать потерявших чувство реальности собак. Многих более мощный кабан даже давил весом своего тела, намеренно кидаясь на землю, чтобы освободиться.

Окружили

По совокупности элементов работы, бесспорно, лучшими себя показывают западносибирские лайки. Хотя это не исключает, что среди других пород могут быть настоящие самородки. В последнее время есть линии дратхааров, которые в паре отлично загоняют кабана и подводят под выстрел.

Натаска на кабана

В этом вопросе существуют большие разногласия. Одни считают, что уже с 6 месяцев надо щенка начинать готовить к серьёзной охоте, другие категорично не согласны и утверждают, что раньше года натравливать собаку не надо. На мой взгляд, 6 месяцев – рано очень, а вот с 8 знакомить с охотой можно.

Кабаны! Я уже расту!

Первый фактор, который позволит воспитать хорошую зверовую собаку – наличие родословной. Желательно, чтобы у родителей и бабушек/дедушек были соответствующие рабочие дипломы и опыт охоты.

Второй момент – с 3 месяцев щенку для игр надо дать лоскут шкуры кабана, а ещё лучше – сшить ему подушку и давать играть. Щенка не бить и не подавлять агрессивность, не допускать, чтобы его обижали старшие собаки и коты. Игры со щенком строить таким образом, чтобы у него всё получалось.

Третий момент, который имеет огромное значение в воспитании азартного вязкого охотника: в возрасте 7–9 месяцев подвести его к добытому на охоте кабану, дать обнюхать, полизать кровь, обязательно, как и другим собакам – дать кусочек мяса при разделке. В этот момент можно и оценить будущие рабочие качества собаки. Если она сразу накинется на зверя, начнет рвать щетину, то и по живому зверю будет работать хорошо. Если щенок опасается первый раз подходить, не кричите на него, а подбадривайте, подведите сами и дайте потрепать зверя. Если у собаки загорятся глаза от азарта и злобы – значит, всё отлично и будущего охотника можно натаскивать дальше.

Боязливого щенка, который не решился подойти к кабану, лучше выбраковать сразу и переориентировать на другие виды охоты.

В дальнейшем есть два способа натаски лаек: самостоятельно и на притравочной станции.

Хозяин! Они здесь!

Самостоятельная натаска состоит в том, что с молодой собакой выходить в угодья, где есть зверь, знакомить со следами, с 10 месяцев можно брать на охоту, в которой участвуют опытные вязкие лайки, которые на личном примере обучат всему что умеют.

Притравку в вольере также можно начинать с 9–10 месяцев, причём первые занятия не должны быть дольше, чем 15 минут.

Для притравки щенков в вольере не должно быть секача!

Первый раз достаточно будет, если собака будет облаивать кабана с расстояния 3–5 метров до того момента, пока тот не выдержит и не бросится на неё. После этого собака должна погнать его. Если этого не случилось, надо самому спугнуть зверя и начать погоню – дальше щенок подключится самостоятельно. Как происходит притравка, смотрите видео.

Видео: притравка лаек на кабана

Как только собака начинает делать крепкие хватки, ловко уворачивается от нападений зверя и назойливо его гонит, занятия в вольере надо прекратить. Дело в том, что в этом случае кабана не отстреливают. Собака не будет видеть результата своей работы и может потерять к этому делу интерес.

Кстати, многие опытные лайки-охотницы в вольере напрочь отказываются работать.

Притравка пары

Особенности охоты на кабана

Суть охоты с лайкой (а лучше несколькими) в том, что собаки находят в лесу свежие следы кабана и идут по нему. Когда они чувствуют зверя, то начинают громко лаять и гнать его до того момента, пока не загонят в безвыходное место или он сильно не устанет. Голосом псы указывают место, где они остановили кабана и ждут подхода охотника. Пока собаки перемещаются, кабан бежит. Охотник может попробовать перекрыть ему путь перемещения, но этот маневр довольно опасен.

В любом случае, никогда не надо становиться на тропинке или открытом места, а лучше затаиться за деревом или крупным кустом.

Остановив кабана, лайки его удерживают на месте, а самые злобные и бесстрашные даже повисают на нем, выбирая самые болезненные и уязвимые места – уши и гачи.

Хватка

Как мы говорили, лучше всего, если на свою первую полноценную охоту молодая лайка пойдёт в паре с опытной и смелой собакой. Она обучится не только вязкости, но и многим тонкостям – осторожности, ловкости, приёмам хватки, пониманию требований охотника.

Остановив зверя или выводок (лайки – единственные из собак, которые могут отаборить выводок и не дать подсвинкам разбежаться), они будут ждать хозяина, давая ему голосом сигналы о местонахождении. Стрелять охотнику нужно, только если он чётко видит зверя и контролирует местонахождение собак. Лучше брать пулю, так как картечь может зацепить четвероногого помощника. Оптимальный калибр 30-06 или 7,62х54R с полуоболоченной пулей.

Кстати, на кабанью охоту обязательный атрибут, который надо иметь с собой – аптечка. В ней должны быть бутылочка воды для промывания раны, жгут, перекись водорода, хирургическая игла и нить. С таким набором всегда можно быстро обработать и дезинфицировать рваную рану, которую может нанести кабан как собаке, так и неосторожному охотнику.

Взяли!

Ночная охота на кабана

На такой вид охоты собак чаще всего не берут – они в азарте теряются, а охотнику найти их крайне сложно. Лучше всего устраивать засидки в местах кормёжки или на тропах к ним, ведь кормятся кабаны с наступлением темноты. Можно также охотиться с подхода, но такой способ менее добычлив и более опасен – передвижение по лесу ночью без фонаря невозможно, а учуяв приближение охотника, кабаны быстро уходят на другое место.

Если вы таки хотите попробовать ночную охоту с лайками, то следует брать двух собак и обязательно иметь прибор ночного видения. До подхода к месту кормёжки собак надо держать на привязи, иначе они угонят животных далеко.

Ночная охота с лайками

Основные правила ночной охоты можно озвучить так:

Определить места кормёжки несложно – следы на земле, помёт, следы на деревьях, где кабан трётся.

Нельзя ходить по кабаньей тропе, а только параллельно. Не пользоваться одеколоном, не пить алкоголь, не курить ни перед охотой, ни во время. Одежду перед охотой хорошо проветрить. Обоняние, как и слух у кабана, развиты очень сильно – на 200–300 метров он слышит незаметные для человека запах и шорох.

К месту жирования подбираться только против ветра и только под прикрытием кустов или деревьев.

В засидку надо отправляться перед закатом.

Стрелять надо в район лопатки. Подранка ночью не искать. Раненый кабан не только агрессивен, но и очень коварен. Почувствовав преследование, он может затаиться в кустах и напасть навстречу.

Нельзя приближаться к лежащему зверю, пока не убедитесь, что он точно мертв. Определить это можно по звуку дыхания, если уши прижаты или шерсть на загривке стоит дыбом. Кроме того, кабан может очнуться весьма неожиданно. Обязательно сделайте контрольный выстрел в ухо.

На случай промаха надо заранее – еще засветло — оборудовать место укрытия. Лучше всего на дереве, но с учётом, что там, возможно, придётся просидеть много часов.

Охота на зайца

Рассматривая лайку как универсальную охотничью собаку, мы при желании можем требовать от нее и работы по зайцу.

До недавнего времени гоньба зайцев лайками даже среди некоторых охотников-любителей считалась недопустимым пороком. Основано это было на ныне устаревшем взгляде на лаек, как на пушных собак, которым «положено» главным образом облаивать белку и т. п., остальные объекты охоты предназначались только специализированным охотничьим собакам. Эта причина долгое время задерживала использование лаек для охоты на зайца.

Для охотника-промысловика это положение имело некоторое оправдание, так как он был более заинтересован в добыче белки, чем зайца. На беличьем промысле вдали от жилья мясо зайца для него не имело существенного значения, а шкурка последнего представляла меньшую ценность.

Охотник-любитель, наоборот, предпочитает зайца из-за вкусного мяса и высокой спортивности этого вида охоты.

Советский охотник-промысловик и полупромысловик, обладая отличным современным охотничьим ружьем и дешевыми боеприпасами, должен метко стрелять и по движущейся цели. Поэтому былое отношение к зайцу, обычно отвлекающему лайку на беличьем промысле на более или менее продолжительное время, в течение которого охотник мог бы добыть иногда несколько белок, уже не имеет существенного значения. В большинстве случаев охотник-промысловик бьет беляка на первом или втором кругу и спокойно продолжает охоту на белку. Кроме того, в настоящее время дрессировке лаек, особенно охотники-любители, уделяют значительно большее внимание, чем раньше; поэтому, если нежелательно, чтобы собака гнала зайца, то охотник может легко отозвать увязавшуюся за зайцем лайку, как он отзывает ее и при облаивании белки, когда этот зверек еще невыходной.

В нашей охотничьей литературе неоднократно поднимался вопрос о применении лаек как гончих собак, и многие охотники-любители издавна пользуются лайками для этой цели. М. Г. Дмитриева-Сулима в своей книге «Лайка и охота с ней» приводит примеры не только использования лаек как гончих, но даже и как собак, ведущих стаю.

Во многих районах коренного распространения лаек, где промысловая охота постепенно утрачивает свое прежнее значение, охотники, особенно охотники-любители, все больше и больше применяют лаек для охоты на зайца.

Попытки завозить туда гончих, как и другие породы охотничьих собак, оказались пока еще несостоятельными, так как зачастую завезенные туда гончие в результате беспорядочных вязок, постепенно растворялись в местном поголовье лаек и дворняжек. В этих случаях гончие, как породные собаки, гибнут, одновременно засоряя местную породу лаек, что, безусловно, вредно сказывается на охотничьем собаководстве. Таким образом, чем губить породных гончих, проще и правильнее использовать в этих районах по зайцу именно лаек.

Охоты как заячьи, так и утиные — наиболее любимые у русских охотников. Потребность в охотничьей собаке, пригодной для этих охот, ощущается всюду, и эту потребность вполне можно удовлетворить, широко использовав неограниченные охотничьи возможности лаек.

Стремление гонять зайцев заложено в каждой собаке любой породы. Воспитанием и дрессировкой оно подавляется человеком или, наоборот, если это нужно, поощряется, культивируется. Вполне вероятно, что в породообразовании русской гончей исходным материалом были также и лайки. Поэтому естественно, что при желании нетрудно приучить лаек гонять зайцев и лисиц.

Общеизвестно, что готовых гончих собак не бывает и над каждой гончей приходится немало потрудиться, пока она натренируется и начнет правильно работать; также тщательно, как и гончих собак, нужно наганивать и лаек.

Многое здесь зависит от воспитания, тренировки в нужных условиях и от отбор» более способных экземпляров собак. Нельзя забывать и того, что охота с лайкой по зайцу является охотой своеобразной и что охотнику нужно умение, чтобы к ней приспособиться.

Чтобы ясно представить себе, что охотник может требовать от лайки еще не натренированной и не приспособившейся к работе как гончей собаки, приводим здесь краткий анализ основных рабочих качеств, предъявляемых к гончей собаке, и в какой степени эти качества заложены и могут быть развиты у лаек. Начнем с наименее развитых в лайках рабочих качеств, присущих гончей собаке.

Подавляющее большинство лаек обладает ценным качеством — не отдавать голоса на следу зверя. Особенно-ярко это проявляется по отношению к крупному и опасному зверю и ко многим пушным зверькам, когда необходимы осторожность и бесшумный подход. Поэтому лайка никогда не лает на следу птицы. На зверовых же охотах она начинает облаивание только в непосредственной близости от зверя и по «зрячему» зверю. Это качество у гончих считается пороком, и «молчуны» строго выбраковываются. Но и среди гончих «молчуны» — явление нередкое, а большинство молодых гончих в начале нагонки также отдают голоса только по «зрячему» зверю. Поэтому ждать от лайки продолжительной отдачи голоса на гону, как от хорошей породной гончей, конечно, не приходится. Но все же, хорошо зная повадки поднятого зверя и угодия, где производится охота, можно с успехом подставиться на лазу и перехватить гонного зверя, корректируя свой подход по редко отдаваемому лайкой голосу.

Перемолчки во время гона у лаек, обычно непродолжительны, так как лайки исключительно параты: отличаясь быстрым, легким и бесшумным бегом, они быстро настигают зверя. Тогда, взяв его на глазок, лайка заливается частым лаем по «зрячему». Гонный зверь напрягает силы и опять удаляется с поля зрения собаки. Лайка смолкает и с помощью чутья преследует его дальше по оставленному следу. Через непродолжительное время собака вновь настигает зверя и опять раздается ее частое, с подвизгом, облаивание.

Таким образом, присущее лайкам качество не отдавать голоса на следу зверя обычно остается неизменным и на гону зайца — они лают, только увидев зверя или в непосредственной близости от него, на горячем следу. И как на всякой низовой слежке, лайки идут молча. Так, например, и по белке они идут с голосом, лишь перейдя с низовой слежки на верховую, увидев зверька, скачущего по ветвям деревьев. Некоторые лайки взлаивают и при подъеме птицы.

Анализируя отдачу голоса на гону зайца, мы видим, что лайки не изменяют и не нарушают своих врожденных качеств, а, следовательно, работа лаек по зайцу не может расцениваться как причина, способная заглушить или уничтожить их ценное качество — не отдавать голоса на следу. Более того, вследствие замечательной способности лаек приспосабливаться к различным видам и условиям охоты, даже и бывалых лаек-зайчатниц, работа по зайцу не снижает качества их работы по другим объектам охоты. Это отмечается всеми охотниками, пользующимися лайками для охоты по зайцу.

Лайки, не натренированные по зайцу, увязавшись за беляком, не отличаются той необходимой вязкостью, которой наделены некоторые выдающиеся гончие, часами гоняющие зверя несколько кругов. Такая лайка гонит до первого скола (потери следа). Ей еще не привито хозяином стремление выправить след и продолжать преследование зайца, нет у ней еще и опыта разобраться в следах начавшего хитрить беляка. Сколовшись, она немедля возвращается к хозяину. Это тоже ценное качество, позволяющее охотнику быстро прийти на помощь собаке и выправить вместе с ней след, чего нельзя сделать с посредственными гончими, зачастую долгое время молча, самостоятельно копающимися неизвестно где на частых сколах.

Чтобы привить лайке вязкость по зайцу, необходимо после каждого скола не только помочь ей выправить след, но и наставить собаку на след, поощряя ее к дальнейшему гону. Для этого надо поспешить вернуться с лайкой примерно в те места, где она потеряла след зайца, и, поощряя ее к розыску, возбужденно командуя «ищи, ищи», сделать с ней круг, сначала небольшой, затем все шире и шире, пока не будет опять найден след или поднят запавший заяц.

Легче достигается это в том случае, если при нагонке молодой лайки по зайцу и первых охотах с ней охотник держится во время гона возможно ближе к собаке, чтобы как можно скорее быть на месте скола и выправить его. Уже одно присутствие хозяина заставляет молодую лайку настойчивее стараться опять найти след. Но во время первых охот, прибегая к этому приему, нужно сообразоваться с направлением гона и при закруглении хода забежать наперерез, чтобы перехватить зайца.

Для развития и закрепления вязкости в начале нагона полезно выбирать места, где зайцев немного, чтобы лайка, погнавшая зверя, шла именно по нему, пока он не будет взят с гона, чтобы свежий след другого зверя не отвлекал ее с гона, а один зверь не заменялся другим. Иначе это будет не гоньба на правильных кругах, а бестолковое метание по лесу, вследствие чего охотнику трудно будет занять верный лаз и встреча с тонным зверем может быть только случайной.

Также необходимо подбирать вначале угодия, более легкие для работы начинающей лайки, где бы охотник скорее мог «перевидеть» и перехватить зайца. Для этой цели не подходят сплошные леса с густым подлеском, а подходят более редкие, где часто встречаются лесные дороги, просеки и поляны. Удобны и небольшие острова с перемычками.

С каждым взятым зайцем вязкость лайки будет увеличиваться и закрепляться, а по мере накопления опыта будет вырабатываться и мастерство собаки.

Но если охотник не желает, чтобы его лайка гоняла, он никогда не должен стрелять в ее присутствии даже случайно подвернувшегося шумового зайца, а тем более из-под ее гона.

Мастерство гончей собаки заключается в умении и настойчивости разобраться в хитростях тонного зверя, стремящегося отделаться от преследования; разбираться в двойках, тройках беляка, его петлях, скидках, после которых он залегает, а собака часто теряет след и прекращает гон; в умении быстро выправить потерянный след, сделав круг-другой, и опять погнать беляка, метнувшегося в сторону огромным прыжком с прямолинейного хода.

Обычный поиск большинства лаек, его быстрота, ширина и глубина вполне достаточны для охоты по зайцу, практически обеспечивая полный охват территории, где производится охота.

Остается лишь обратить внимание на разработку у лайки поиска (полаза), способствующего быстрому нахождению зверя.

Первое время, когда лайка только еще начинает знакомиться с зайцем, следует сразу показать ей, где нужно искать беляков. Для этого надо вместе с собакой обследовать, облазить заросли кустарников и другие излюбленные места лежек беляка, а порой и буквально вытоптать его с лежки. На лежке, заяц почти не дает запаха, и на чутье собаке взять его трудно. Лежит он так крепко, что лайка нередко проскакивает мимо зверька.

В дальнейшем, накопив опыт, лайка уже и сама будет тщательно обыскивать крепи, так как там с ней чаще всего поднимали зайцев. Заведомо пустые места она будет пропускать на более быстром и прямолинейном ходу, так как там с ней никогда не задерживались в начале нагонки и в этих местах она не встречала зайцев.

Лайки всегда хорошо запоминают обстановку и место, где они хотя бы один-два раза находили зверя, и не преминут проверить подобное место и на очередной охоте.

Породные, нормально развитые лайки отличаются тонким чутьем. Много среди них и верхочутов. Не замечается, чтобы лайки когда-либо «гнали в пяту», т. е. шли по оставленному зверем следу в направлении, обратном его ходу. При нагонке нужно следить, чтобы лайка на гону полностью использовала свое выдающееся чутье, а не привыкла работать на глазок, к чему в начале нагонки она частенько прибегает. Для этого постепенно начинают избирать районом охоты менее открытые места, где не так часто можно перевидеть зверя, а нагонку начинают по чернотропу. Наганивая по белой тропе, лайке часто указывают на след зайца и поощряют к поиску. Систематическое повторение этого приема нередко приводит к тому, что собака привыкает больше пользоваться видимым следом, чем его запахом.

Остальные рабочие качества гончей собаки: «добычливость» — умение возможно скорее найти зверя; «позывистость»- послушание; «приездка» — дрессировка; «вежливость» — спокойное отношение к домашней птице и скотине — легко достигаются в лайке продуманной дрессировкой и тренировкой-охотой.

Не лишне предостеречь начинающих охотников с лайкой, боящихся потерять в лесу собаку, когда ее не видно некоторое время, от настойчивого подзыва ее всеми способами, вплоть до стрельбы. Взрослая лайка в лесу никогда не потеряется и выйдет на след хозяина, а по следу — и до него самого. Частое, бестолковое подзывание к себе лайки портит ее поиск, лишает собаку самостоятельности, мешает ее работе. Она привыкает болтаться рядом с охотником, и ждать от такой лайки добычливости не приходится. Подзывать собаку выстрелами нельзя. Приученная к этому любая собака бросает поиск и гон и несется в сторону всякого выстрела, произведенного даже чужим охотником.

В заключение необходимо остановиться на дискуссионном характере этого раздела. Среди охотников существуют два мнения по поводу целесообразности применения лаек для охоты на зайца. Одни признают эту охоту, другие нет, и даже считают ее вредной для охотничьих лаек.

Аргументы, приводимые противниками применения лаек для охоты на зайца, следующие:

1. Лайка, гонящая зайца, теряет ценное качество — не отдавать голоса на следу зверя.

2. Лайка, увязавшаяся за зайцем на беличьем промысле, теряет на его гон много времени, что в короткие осенние и зимние дни отражается на количестве добываемой белки.

В настоящем разделе эти вопросы детально разобраны. Каждому охотнику, прежде чем решиться применять свою лайку для охоты по зайцу, необходимо всесторонне взвесить все обстоятельства.

Следует добавить, что врожденное ценное качество — относительная универсальность пород охотничьих лаек — позволяет без опасения утратить это качество в целом, и этой группе охотничьих собак прививать отдельным экземплярам относительную специализацию путем односторонней подготовки, тренировки и преимущественного использования, но без длительного (в ряде поколений) отбора по данной специальности. Примером этому служат лайки-белочницы, куничницы, лосятницы, медвежатницы и т. п…

Кроме того, этот раздел рассчитан больше на тех охотников-лаечников, которые уже охотятся с лайками на зайца или намереваются применить лайку для этого, и преследует цель помочь им в правильной подготовке и использовании лайки на этой охоте. Тех же охотников, которые не намерены охотиться с лайкой по зайцу, данный раздел ни к чему не обязывает, но он полезен и им, указывая на то, чего надо избегать, чтобы лайка против желания охотников самостоятельно не начала гонять зайцев.

В этом разделе рекомендуется пользоваться лайками такими, как они есть, с присущими им врожденными рабочими качествами, без привития им каких-либо новых, не свойственных этой породе, качеств.

Бесспорно, что в тех местах, где для лаек есть более интересные охотничьи объекты, чем заяц, охота на последнего с лайкой вряд ли там будет практиковаться.

Также бесспорно и то, что охотник, предпочитающий охоту по зайцу другим видам охоты, будет стремиться приобрести для этого хорошую гончую, а не лайку.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Открытие осеннего охотничьего сезона охотники Карелии ждут с особым нетерпением, ведь ему предшествует долгая подготовка охотничьего снаряжения в течение всего лета, предвкушение и ожидание открытия сезона охоты, как некоего великого таинства, известного только людям, посвященным и приобщенным к самому древнему человеческому промыслу.

Да простят меня «зеленые», зоозащитники, вегетарианцы и те, кто не приемлет никакой добычи животных и птиц в дикой природе. Такова уж природа человека, что один из сотни обязательно становится охотником. И настоящий охотник тем и отличается от всего остального «живого люда» — равнодушного или отрицающего охоту, что он не просто добывает дичь, но на протяжении всей своей охотничьей жизни заботится о том, чтобы зверье и птица в лесах Карелии не перевелись, а преумножились.

Это не только строгое соблюдение правил охотничьего межсезонья. Это еще и строительство солончаков для лосей и гоголятников, оборудование порхалищ и галечников для боровой дичи, долгие походы на зимние маршрутные учеты и еще многое-многое другое, что делают рядовые охотники ежегодно. Правда, в отличие от самой охоты, эта часть их посильного труда на пользу природе остается «за кадром», в тени елей и сосен карельской тайги…

Наверное, вторая половина августа, когда в Карелии открывается охотничий сезон, и первая половина сентября – это самая эмоциональная пора для любого охотника. И в особенности она насыщена событиями для владельцев охотничьих собак, из-под которых в наших краях принято добывать боровую дичь.

Давно проверено временем, что идеальной собакой для охоты на боровую дичь в лесах Карелии является карело-финская лайка – подвижная, эмоциональная, огненно-рыжая собака, преданная своему хозяину до самой смерти. Карело-финки необычайно умны и быстро обучаемы. Буквально с первых охот собака начинает понимать, что от нее требуется, отличается широким поиском, хорошо развитым верховым чутьем, неутомимостью и охотничьим азартом.

У меня был опыт охоты с западно-сибирскими лайками, они не так мне понравились в охоте, как карело-финки. Как-то охотился с «сибирячкой», и она меня буквально замотала, отвлекаясь все время на белок. Но ничего не поделаешь, всякий раз приходилось отзываться на ее призывный лай, чтобы убедиться, что она снова лает на белку, и отвлечь ее от этого серьезного, на ее взгляд, процесса. Закончилось тем, что в итоге я прозевал глухаря, которого она наконец облаяла. Я не почувствовал изменения в ее интонации и подходил к ней уже не скрываясь, думая, что это очередная белка…

А вот кобель карело-финской лайки, которого я взял еще совсем маленьким и выкормил из соски (мама заболела, и у нее пропало молоко), мне в охоте чрезвычайно понравился. Звали его Велли (брат – в переводе с карельского), на первую в его жизни охоту я потащил его всего пяти месяцев от роду. Потащил безо всякой надежды, что он начнет работать – больно молод, а скорее для того, чтобы приучить его к долгим, двадцатикилометровым, маршам по тайге и к звуку выстрела. Это важно для охотничьей собаки, ибо один раз напуганный выстрелом пес не заработает уже никогда и всю жизнь будет шарахаться от оружия.

Погода в тот год в конце августа стояла великолепная, утро выдалось туманным и тихим, день обещал быть теплым и солнечным. Мы прошли с Велли по старой, заросшей кустарником лесовозной дороге где-то с километр, прежде чем с обочины вглубь леса взметнулся тетеревиный выводок. Лето тогда было обильное и сытое, тетеревята выглядели уже как вполне взрослые птицы – тяжелые, шумные, часто-часто хлопочущие крыльями.

Я присел на корточки, зная по опыту, что выводок далеко не улетит и рассядется на ближайших деревьях. В нахлынувшем адреналине и азарте охоты я даже не заметил, как мой пес метнулся за выводком.

Через несколько секунд я услышал его звонкий, очень аккуратный, даже какой-то нерешительный лай. Продолжая продвигаться вдоль кромки леса на четвереньках, в просвете кустарника я заметил и объект облаивания: тетерев раскачиваясь сидел на вершинке невысокой ели и с любопытством поглядывал на Велли, который, в свою очередь, лежал под деревом на пузе и, задрав морду, облаивал незнакомую пока ему птицу.

До цели было метров сорок, а «полный чок» в качестве насадки на стволе моей «Сайги» гарантировал попадание. Выстрел – и косач свалился прямо к лапам собаки. Остальной выводок, всполошившийся от звука выстрела, слетел с веток и углубился в чащу леса.

Когда я подошел к Велли, он все так же лежал на брюхе. Правда, теперь из-под него видны были крылья тетерева. Пес просто накрыл его своим телом, не позволяя, ежели что, уйти птице по земле. Пес помахивал хвостом и вопросительно смотрел на меня: «Что дальше делать, хозяин?»

Щедро нахваливая и поглаживая отличившуюся собаку, я осторожно извлек из-под него добычу. Дал потрепать ему птицу, чтобы Велли вдоволь насладился запахом трофея и выщипал из него столько перьев, сколько захочет. В награду собака получила лапку – так благодарить пса за добытую птицу меня учил старый финн-охотник, чей опыт охоты с лайками измерялся не годами, как мой, а десятилетиями.

Не знаю, у кого в тот день было больше радости – у меня или у моей собаки, но в том, что произошло это не случайно, мне скоро пришлось убедиться еще раз.

Едва я упаковал свою добычу в рюкзак, как Велли, одержимый азартом поиска, рванул дальше вдоль обочины лесной дороги. У карело-финских лаек очень своеобразный, широкий кольцевой поиск. Собака уходит далеко вперед, обследуя местность по кольцу. Иногда она возвращается по прямой (верховое чутье!) с проверкой к хозяину и снова бросается в поиск.

Отвлекать карело-финок во время поиска не стоит, даже если собака уходит далеко вперед. Надо понимать, что ее идеальный инструмент – нос – всегда держит на контроле местонахождение хозяина. Даже в километре от человека лайке достаточно потрогать носом воздух, чтобы безошибочно определить его местоположение и вернуться строго по прямой линии. Такова уж природа этих необычайно чутких и умных собак.

Вторичный лай моего Велли я услышал спустя минут сорок продвижения вдоль дороги. Лай доносился с низинки, в которой начиналось довольно широкое «лысое» болото. Вдоль берега болота лес был невысокий, но очень плотный, тут и там из этого подлеска вверх вырывались могучие сосны. Именно оттуда, из глубины подлеска, и лаял Велли.

Довольно быстро преодолев редко поросшее деревьями пространство до подлеска, я стал осторожно пробираться в сосновом частоколе, все ближе подходя к источнику лая. Велли я заметил метров с шестидесяти. Его ярко-рыжая шерстка суетливо металась в просветах подроста. Велли кружил вокруг высокой, спелой сосны. Я не сразу увидел глухаря, удобно устроившегося на уровне первого яруса веток дерева. Он выдал себя движением: птица не то чтобы нервничала, она пыталась держать собаку в поле зрения, и для этого ей пришлось туда-сюда ходить по ветке.

Велли разыгрался не на шутку. Он вилял хвостом, прижимался грудью ко мху, наклонял манерно голову, все время звонко полаивая и перебегая с места на место. В общем, от души старался отвлечь внимание глухаря. Пока я, затаив дыхание, подбирался на выстрел, Велли ни разу – ни взглядом, ни полувзглядом не выдал моего присутствия. Больше всего я боялся, что по неопытности собака начнет прыгать на ствол дерева и царапать его. Птица не выдерживает такой вибрации, передающейся ей на лапы, и мгновенно слетает с дерева.

Но Велли вел себя идеально. Его настолько увлек лай на птицу, что ни до дерева, ни до меня, казалось, ему и вовсе дела нет. Я же, выбрав позицию для стрельбы, пытался себя утихомирить. Это получалось не очень хорошо: мушка скакала и прыгала в такт отчаянному сердцебиению, и для того чтобы наконец нормально прицелится, мне пришлось опереться на ветку.

Поймав все-таки мгновение, когда качающаяся мушка зашла под глухаря, я выстрелил. Даже не увидел, как падает птица, а услышал только глухой удар тушки о землю и трепыхание крыльев. Лай собаки мгновенно смолк.

На этот раз я подходил к Велли гораздо медленнее, чем накануне – пусть немного побудет с добычей один на один. Собака, как и в прошлый раз, лежала на животе (эта манера так и осталась у Велли в качестве собственной охотничьей «фишки»), только в этот раз его челюсти были крепко сомкнуты на шее глухаря.

Подойдя, я убедился, что глухарь больше не подает признаков жизни, и начал нахваливать собаку. Какое-то время Велли только поглядывал на меня озорными глазами и вилял хвостом, все еще не выпуская добычу из пасти. Но я твердо вознамерился не отбирать дичь у собаки силой, а вынудить его самого оставить птицу и подойти ко мне.

Через пару минут хвалебных речей сердце пса растаяло, он бросил глухаря и подошел ко мне на предмет погладиться. Продолжая его нахваливать и поглаживать, я поднял добычу. Глухарь был достаточно крупным, килограмма четыре, и был явно не этого года. Отрезав ножом лапу, я снова поблагодарил свою собаку за отлично проделанную работу.

Больше мы в тот день не охотились. Попили чаю у костра, собрали немного грибов и вернулись домой. Многие знакомые охотники с недоверием отнеслись к моим словам о том, что моя собака заработала в пять месяцев. Тем более – кобель (у карело-финских лаек особой работоспособностью отличаются именно суки), но сам добытый глухарь был свидетелем нашего успеха.

Молодого тетерева взять «на дурака», без собаки, иногда можно. Если хорошо усвоишь правила поведения птицы в выводке. Первый взлет всегда бывает коротким, тетерев рассаживается неподалеку, чтобы оценить вспугнувшую его опасность. И вот если в этот момент не успел выстрелить – пиши пропало: потом можешь преследовать выводок и час, и два – на дистанцию выстрела птица уже не подпустит.

Другое дело — глухарь. Это слишком осторожная птица, взять его без собаки, просто «самотопом» и случайным вспугиванием с земли у меня за весь охотничий век не получалось ни разу. Даже после первого вспугивания глухарь уходит далеко и на гарантированно безопасную дистанцию. Не слышал, чтобы и другим охотникам удавалось достать глухаря просто так – от балды и без собаки.

Однажды на рыбалке произошел курьезный случай. Это было в конце июля, в межсезонье. Приехала ко мне в гости сестра со своей подругой из Эстонии и напросились они на рыбалку. Порыбачив вволю в тихой заводи с утра, мы отправились на избу перекусить и попить чаю. Велли, само собой, был у нас в сопровождении.

На избе пообедали, попивали чаек за неспешным разговором, когда вдруг подруга сестры, взглянув в окно, удивленно произнесла: «Ой, девочки, там лошадь пришла!»

«Какая лошадь в лесу может быть?» — сестра глянула в окно: «Андрюха, там лось!»

Я быстро сообразил схватить со стола фотокамеру сестры, которую она таскала с собой повсюду. Выскочив из избы, мы просто остолбенели: метрах в двадцати от нас стоял молодой лось, а Велли молча, сосредоточенно его «закольцовывал», все время держась перед его мордой и не давая уйти в лес.

Лось смотрел на нас как-то немного затравленно и устало, по всему было видно, что Велли специально пригнал его к избе откуда-то из глубины леса. Он тяжело и шумно дышал, приходя в себя после бега. Я спокойно сделал несколько кадров и подозвал собаку. Поначалу Велли не хотел подходить, но потом смирился – подойдя, улегся у моих ног и позволил взять себя за ошейник. Больше в сторону лося он так и не взглянул, видимо поняв, что сегодня охоты не будет.

Сохатый еще немного помялся и устало побрел в лес. Через несколько метров он вдруг сорвался в галоп и исчез за деревьями. А Велли весь вечер проходил в «героях дня»: мы его всячески нахваливали, отмечая его заслуженные охотничьи достижения.

Велли прожил у меня почти шесть лет. За это время было много охот и много приключений. Освоил он и довольно несвойственную для карело-финских лаек науку доставать стреляных уток из воды, причем делал это довольно охотно. Правда, ни в какую не шел в воду по холодам, в октябре, так что пару раз за поздними утками, добытыми на зорьке, мне пришлось плавать самому. Вода была не просто холодной, но обжигающе холодной, от нее леденело не только тело, но и мысли. А собака в своей ярко-рыжей шубейке сидела на берегу, мудро наблюдая, как одержимый азартом хозяин, ломая тонкий лед по берегам, плывет за очередным трофеем…

Велли погиб, случайно оказавшись в гуще поселковой собачьей драки. Вырвался из вольеры, когда его пришли кормить. И мгновенно погиб. Мастер лесной охоты, без тени страха шедший на лося и не раз отгонявший медведей с ягодников, он оказался безоружным перед обыкновенной собачьей дракой, потому как не умел драться, не был к этому приучен и вырос совсем в другой среде.

Много лет после Велли я вообще не мог смотреть в сторону собак. Тем более брать еще кого-то. Горечь утраты была настолько сильной и настолько явной, что и охотой я перестал потихоньку заниматься спустя несколько лет после гибели друга. Что-то было не так, чего-то явно не хватало в этом охотничьем мире, чье-то место так и осталось никем никогда не занятым.

Никогда я особо не приучал и не натаскивал Велли. Все шло само по себе, с каждой следующей охотой он развивал свои навыки практически самостоятельно. А я усвоил, наверное, главное, ключевое правило охоты с собакой: к лайке на охоте нужно относиться не как к слуге, не как к вспомогательному инструменту, а как к партнеру и другу. К другу, который, благодаря своим природным качествам и инстинктам, через некоторое время во всем превзойдет своего хозяина. И вот потом, когда лайка становится настоящим лидером на охоте, все происходит легко и естественно. Само собой…

И, конечно же, берегите своих друзей. Быть собакой гораздо труднее, чем быть человеком. Ведь на любой охоте собака одновременно выполняет две больших задачи: охотится и оберегает своего хозяина от опасностей дикой природы. Просто мы, люди, не всегда это замечаем. А должны бы. Как и должны оберегать своих охотничьих собак от опасностей цивилизации, перед которыми они полностью беззащитны и безоружны.

Охота с лайкой — одна из самых популярных охот среди наших охотников. Лайка – великолепная охотничья собака, обладающая чутким обонянием, острым слухом и хорошим зрением. Лайка – краса и гордость отечественного охотничьего собаководства. Охота с лайкой может вестись: на боровую дичь (глухарей, тетеревов, рябчиков), на водоплавающих птиц (уток), на пушного зверя (белка, куница, соболь), на зайцев, на барсуков, на копытных животных (кабана, лося, косулю), на крупных хищников (медведя, рысь). Трудно представить себе охотника на бескрайних просторах Сибири и Дальнего Востока без его верной помощницы — лайки. Расскажем об охоте с лайкой подробнее.

Рабочие качества лайки

  • Универсальность — одно из главных качеств охотничьей лайки. Лайка может все. Подобно гончей собаке лайка может гнать зайца или лисицу, подобно легавой собаке лайка может охотиться на выводки глухарей, тетеревов или рябчиков. Охотничий сезон с лайкой может длиться практически круглый год, начиная с летне-осенней охоты по перу, заканчивая в конце зимы охотой на крупных копытных или медведя.
  • Самостоятельность — важное качество хорошей рабочей лайки. Лайка должна хорошо знать свое дело, ее не нужно постоянно дергать громкими командами, но такая работа собаки является следствием кропотливого труда охотника по ее натаске и воспитанию. Хорошая лайка ведет себя на охоте наравне с охотником, самостоятельно анализируя ситуацию и принимая решения. Отношения между лайкой и охотником должны строиться на взаимном доверии.
  • Чутье — наиважнейшее качество хорошей лайки. Лайка способна работать как верхним, так и нижнем чутьем. Без хорошего чутья не может быть хорошей лайки.
  • Преданность, лайка обладает самостоятельным характером, но при этом чрезвычайно предана своему хозяину. Преданность лайки безгранична, она готова отдать свою жизнь, защищая своего хозяина или членов его семьи. Лайка обладает, кроме всего прочего, отличными сторожевыми качествами.

Охота с лайкой на кабана

Охота на кабана с лайками всегда пользовалась популярностью у наших охотников. Лайка хорошая спутница на такой охоте. Лайка натасканная к охоте на кабана должна обладать противоположными качествами: она должна быть с одной стороны чрезвычайно злобной и смелой, с другой стороны должна проявлять осторожность и ловко уворачиваться от нападающего на нее кабана.

При охоте на кабана охотник с двумя-тремя лайками двигается по угодьям, где держаться кабаны, лайки ищут кабаньи следы. Найдя кабанов по их следам на лежке или жировке, они наскакивают на них и начинают облаивать. Охотник слыша лай лаек начинает подходить к ним. При подходе охотника лайки злобно и азартно наседают на кабанов, чем отвлекают их внимание от охотника.

Удерживая на месте крупного кабана, умные лайки не лезут к нему спереди, а осторожно хватают его за задние ноги, при этом одна лайка облаивает кабана спереди и он сосредотачивает все свое внимание на ней, готовясь напасть на нее, другая лайка в это время хватает его за заднюю ногу и сразу же отскакивает. Кабан, укушенный лайкой за заднюю ногу, молниеносно разворачиваясь на месте, резко поворачивается к ней рылом, стараясь поддеть ее клыком, в это время уже другая лайка хватает его сзади. Все это время лайки злобно облаивают кабана. Кабан вынужден прижаться задом к камню, дереву или пню. Кабан осажен на месте. Охотник подходит к кабану и делает выстрел в ухо или под лопатку.

При подходе к кабану, охотнику нужно быть внимательным и предельно осторожным, выбирать позицию нужно так, чтобы рядом было дерево, за которое можно было бы отскочить, если выстрел окажется неудачным и кабан повернул на охотника.

Во многих местах нашей страны, при охоте на кабана используют гончих и беспородных собак, которые обладают высокой злобностью и смелостью к кабанам. Пускают таких собак на кабанов большими стаями. Но эти собаки не приспособлены для охоты на кабанов, они наседают на кабана с головы, хватают его мертвой хваткой за загривок, за ухо и замирают. С подсвинком они еще могут справится, но крупный кабан неизменно рассечет такую собаку клыком. Очень много собак гибнет на такой охоте, часть от неумения увернуться от кабана, другая часть гибнет в толчее, которую они создают около кабана. Такая охота ничего кроме сожаления не вызывает.

Часто лаек используют на охоте на кабана для поиска подранка. Кабан хитрый и опасный зверь, особенно если он подранен. Раненый кабан опасен как для человека, так и для собак, проявляя коварство, он может устроить засаду, поджидать свою жертву и внезапно напасть, когда этого не ждут. Лайка очень полезна в поиске кабана подранка, который может уйти на сотни метров, особенно если охота происходит не зимой и нет снега, на котором хорошо видны следы кабана и капли крови из его раны.

Лаек не натаскивают специальным образом на кабана, все навыки они приобретают непосредственно в процессе охоты. Лайки, как и все собаки, имеют врожденную неприязнь к свиньям, достаточно взять собаку на охоту и она сразу начнет работать. Особенно полезна для молодой неопытной лайки совместная охота с хорошей, опытной лайкой. От более опытной собаки молодая лайка быстро поймет приемы хватки по месту и осторожность по отношению к кабану.

При охоте на кабана лайки часто травмируются, чтобы защитить собаку существуют специальные жилеты, которые защищают живот и бока собаки от травм. Охотнику с лайкой нужно обязательно иметь при себе аптечку с минимальным набором необходимых медикаментов. В аптечке должны быть: зеленка или йод для обеззараживания, резиновый жгут, бинты, хирургическая иголка с ниткой.

Охота с лайкой на лося

Охоту на лося с лайкой начинают когда она достигнет возраста полутора-двух лет. Хороший вариант натаски лайки для охоты на лося, это пустить молодую лайку в работу вместе с опытной лайкой, умеющей хорошо работать по лосю.

Для охоты на лося лайка должна обладать хорошей физической формой, крепким сердцем и здоровыми легкими, так как лось обладает большой мощью и выносливостью, охота на него может длиться очень долго, лайке придется гнаться за ним не один километр, чаще всего по густым зарослям или глубокому снегу.

Хорошая лайка-лосятника должна обладать широким поиском. Для того чтобы найти след лося, лайка должна широко и глубоко искать, до 1-1,5 км по ходу охотника. Собака с коротким поиском не бывают хорошими лосятниками.

При охоте на лося, лайка во время поиска и разбора следа, может идти галопом или рысью, но когда след найден, преследовать лося лайка должна карьером. Гонный лось идет со скоростью 20-25 км/час, собака работающая рысью или шагом его просто не догонит.

Главная задача лайки при охоте на лося это постановка лося на отстой и удержание его до подхода охотника. Лайка должна: молча на крупном галопе догнать лося, обогнать его, зайти спереди и облаивать его с головы с умеренной злобой, отвлекая внимания на себя, крутясь и маневрируя заставить его остановиться и не дать ему двигаться вперед.

Лайка не должна слишком близко подходить с голове лося, тем более со злобой бросаться на него, иначе лось или сойдет или что еще хуже, передней ногой убьет лайку. Собака должна обладать особым чувством дистанции, чтобы не попасть под удар передних ног лося.

Лайка, которая злобно работает по лосю сзади, не обгоняя и не заходя спереди, только гонит лося вперед и остановить его не может, такая собака для охоты на лося не подходит.

Бывает лайке приходится длительное время сдерживать лося до подхода охотника, иногда лось срывается с останова, тогда лайка должна настойчиво преследовать его и поставить на останов еще раз, причем каждая последующая остановка лося становится все сложнее.

Хорошая лайка-лосятница должна обладать чистым, сильным и доносчивым голосом, который должно быть хорошо слышно с большого расстояния при любой погоде, тогда охотник сможет скрытно подойти к лосю на расстояние уверенного выстрела.

Охота с лайкой на медведя

Лайки для охоты на медведя используются для поиска берлог, для добора подранка и для охоты по ходовому медведю.

Правильно подготовленные лайки могут оказать неоспоримую пользу при поиске медвежьей берлоги.

Для поиска медвежьей берлоги, охотник идет в места, где медведи устраивают себе места зимней спячки, ведя с собой лайку на поводке. Лучше всего это делать в морозные дни, когда медведь лежит крепче. Охотник осматривает все места, где-медведь мог устроить себе берлогу, лайка уже с большого расстояния чует запах берлоги и тянет охотника в этом направлении. Лайку сдерживают, не дают лезть к берлоге и не дают лаять, чтобы не потревожить медведя. Охотник осторожно подходит к берлоге и осматривает ее, после это вместе с лайкой уходят от берлоги.

Во время поиска берлоги, охотник должен быть готов к тому, что медведь может подняться из берлоги и тогда охотнику придется его стрелять. Поиск берлоги лучше всего вести вместе с надежным товарищем.

Лайки-берложницы должны обладать определенными качествами, свойственными именно этой специализации, они должны должны облаивать медведь накоротке, но не давать хватки, у них должна быть пониженная вязкость, при отзыве они должны бросать облаивание медведя и возвращаться к хозяину.

При охоте на медведя на берлоге использовать лаек для подъема зверя излишняя роскошь, обычно лайка-берложница после обнаружения берлоги уводится, и охота на берлоге в дальнейшем производится без лаек, ведь очень часто при охоте на берлоге случаются случаи гибели лаек от медведя или от подстрела лаек самим охотником.

Тем не менее иногда лаек все же используют и для подъема медведя из берлоги, для этого охотники вместе с лайками приходят к заранее разведанной берлоге, охотники расставляются около берлоги и спускают лаек. Лайки начинают лаять и будить медведя в берлоге, иногда охотники помогают лайкам будить медведя, пихая в берлогу деревянный шест. Спустя какое-то время, иногда через несколько минут, медведь просыпается и выскакивает из берлоги, бросаясь на собак. Иногда медведь лишь ревет в берлоге, высовывает оттуда голову и пытается ударить собаку лапой, лишь затем рассвирепев, выскакивает и набрасывается на собак. Охотники стреляют по выскочившему медведю. В случае подранка, лайку пускают по следу раненного зверя. Следует отметить,что во многих регионах страны охота на медведя на берлоге запрещена правилами охоты.

Охота на медведя с лайкой проводится также по гонному медведю. Охотник обходит с двумя-тремя лайками места, где водятся медведи и пускает лаек. Лайки находят след медведя и по следу находят самого зверя. Найдя медведя лайки настигают его и хватками осаживают его на месте. Опытные лайки-медвежатницы своими хватками вертят зверя на месте, осаживают его и сдерживают его до подхода охотника. Охотник спешит на лай лаек и подойдя к медведю стреляет в него.

Охота на барсука с лайкой

Лайки хорошие помощницы в охоте на барсука. Охота с лайками на барсука ведется ночью по вышедшему из норы и кормящемуся зверю.

Барсук вдет ночной образ жизни, днем он отсыпается в своей норе, а ночью убедившись, что поблизости нет врагов, выходит на ночную кормежку. Всю ночь он бродит по лесу в поисках еды, удаляясь от своей норы довольно далеко, и возвращается в свою нору перед рассветом.

Лайка должна перехватить его во время его ночного кормления. Охотник пускает лайку в поиск у барсучьей норы, она находит свежий след барсука и по нему самого зверя. Найдя барсука она облаивает его и хватками удерживает его на месте. Охотник быстро идет к месту лай лайки, присутствие хозяина подбадривает собаку и она наседает на барсука, хватает его за зад, вертит на месте, не давая ему убежать.

Лайку для охоты на барсука берут, когда ей исполнится не менее, чем полтора года. Лайка должна быть сильной, смелой и злобной. Перед охотой желательно познакомить ее с барсуком на притравочной станции.

Лайка для охоты на барсука, должна быть злобной по отношению к зверю, она должна стараться схватить и умертвить барсука, не выпуская его из зубов. Лайка не должна бояться густых зарослей, завалов деревьев и мокрых мест.

Охота с лайкой по выводкам боровой дичи

В конце лета — начале осени охотник может успешно охотиться с лайкой на выводки боровой дичи: глухарей, тетеревов и рябчиков. В это время выводки боровой дичи держатся в ягодниках. Охота ведется утром, пока еще не спала роса, в это время лучше всего видны наброды выводков по росе. Лайку пускают для поиска дичи, обнаружив запах птицу, лайка идет по следу и поднимает выводок, который разлетается и рассаживается по ближайшим деревьям.

Лайка подбегает к дереву, на котором сидит птица и начинает ее облаивать. Охотник осторожно подходит к облаиваемой птице и производит выстрел.

При такой охоте лайка не должна отходить далеко, она должна тщательно обыскивать местность радиусом 30 метров вокруг охотника. Обнаружив след лайка должна снизить ход, чтобы разобраться в следах и набродах. Подходить к птице лайка должна прислушиваясь, крадучись, резким рывком поднимать птицу на крыло. После взлета птицы, собака должна определить направление ее полета и сразу же следовать за ней, чтобы проследить место посадки птицы на дерево.

У молодых глухарей и тетеревов сильный запах, который сильно горячит молодую собаку. Стрелять нужно только птицу, которую облаивала лайка, когда собака найдет и принесет добычу, нужно забрать у нее дичь, а лайку обязательно похвалить.

При охоте по выводкам боровой дичи, следует учитывать, что утром искать их следует по кормовым местам, на ягодниках, ближе к полудню на порхалищах и купальниках, а в самую жару в тенистых местах.

Охота с лайкой на глухарей в осинниках

Осенью глухари предпочитают кормится утром и вечером подвядшими листьями осины, после того как их слегка подморозит. Иногда они остаются в таких местах на весь день и даже остаются на ночевку. Охотник с лайкой на поводке тихо обходит такие осинники. Глухари, во время кормления, производят много шума, возясь среди сучьев и ветвей и срывая листья с деревьев. Охотник слышит такой шум издалека, лайка слышит его с еще большего расстояния и начинает проявлять признаки нетерпения. Охотник спускает лайку с поводка, лайка обнаруживает глухарей и и начинает их облаивать. Охотник не спеша, осторожно подходит на голос лайки, стараясь спрятаться за какими-нибудь укрытиями и приостанавливаясь во время перемолчек лайки. Подойдя на расстояние выстрела, высматривают глухаря и производят выстрел. Если подойдя к глухарю, охотник не может сразу его обнаружить, нужно постоять спокойно, не шевелясь, некоторое время, пока глухарь не пошевелится на дереве, выдав тем самым свое присутствие.

После выстрела не нужно сразу подбирать сбитого глухаря, нужно дать остальным глухарям успокоится и продолжить прерванную кормежку. Лайка начинает облаивать следующую птицу, охотник продолжает свою охоту.

После окончания осенней охоты на глухаря в осинниках, охота на глухарей с лайкой продолжается всю осень вплоть до выпадения глубокого снега. Лайка также облаивает глухарей, сидящих на деревьях, правда охотнику становится намного сложнее незаметно подойти на расстояние выстрела к глухарю.

Охота с лайкой на рябчика

Охота с лайкой на рябчиков во многом похожа на охоту по другой боровой птице, начинается она с начала августа. Особенностью рябчика является то, что он не выдерживает громкого облаивания лайкой и слетаю до подхода охотника. Рябчик будет спокойно сидеть на дереве, только тогда, когда лайка не лает громко, а только поскуливает и повизгивает, тогда охотник спокойно подходит, высматривает рябчик и производит выстрел.

Увидеть, затаившегося на дереве, рябчика бывает весьма не просто, из-за защитной окраски его оперения. Некоторые охотники, чтобы не искать рябчика на дереве, встают в удобном для стрельбы месте, около того дерева, где сидит рябчик, вспугивают его и стреляют его влет. Вспугнутый рябчик далеко не отлетает, летит чаще всего по прямой, лайка бежит за ним, а когда он сядет на дерево, указывает место его посадки.

Натаскать лайку по рябчику, так чтобы она работала по нему без громкого лая нетрудно. Для этого с самого начала натаски нельзя позволять собаке облаивать их, а после того как выводок рябчиков поднялся, нужно взять собаку на поводок и шепотом командовать ей «нельзя, нельзя». Нужно повторить этот прием несколько раз, пока лайка не поймет, что от нее требуется. Когда лайка поймет, что лаять по рябчикам ей нельзя, охотничья страсть при виде дичи, заставит ее от нетерпения скулить и повизгивать, что и было нужно добиться охотнику.

Охота с лайкой по белке

Охота лайки по белке — это наследственно закрепленный признак, по которому в течении сотен лет отбирались самые лучшие лайки. Лайка единственная порода охотничьих собак, которая может работать по белке. Старые опытные лайчатники считают, что каждая охотничья лайка обязана иметь диплом по белке, независимо от того, какова ее основная охотничья специализация.

При охоте на белку, лайка должна тщательно обыскивать те места охотничьих угодий, где предпочитают держаться белки, прямолинейно пересекая поляны и чернолесье, где белок не бывает. Обнаружив след белки, лайка должна дойти до дерева, проверяет наличие белки на нем и дает голос, призывая охотника. Своим лаем лайка, указывает охотнику дерево, на котором притаился зверек. Если белка срывается и мчится по веткам деревьев, лайка должна по земле преследовать ее, пока она не остановится и не спрячется на каком-нибудь дереве.

Белка умеет искусно маскироваться, ее зимний мех очень помогает ей в этом. Белка прижимается к стволу, распластавшись на нем неподвижно и полностью сливается цветом своего мехом с корой ели. Самое трудное для охотника обнаружить затаившуюся на дереве белку. Даже опытному охотнику это удается не сразу, много времени тратит охотник, пока ему не предоставится возможность произвести выстрел.

Охота с лайкой на куницу и соболя

Большинство лаек натасканные на охоту на белку сразу же принимаются работать по кунице и соболю. Можно ускорить натаску лайки по этим зверькам, если пустить ее работать вместе с хорошо работающей, опытной лайкой.

Лайка, наткнувшись на свежий след куницы, сразу пойдет по нему, но так как куница любит часто идти верхом, лайка потеряет след в таком месте. Охотник должен помочь своей лайке выправить след и сам должен обследовать места, где куница может устроить себе место для дневки. Поднятая с лежки куница, быстро уходит верхом от лайки, уводя собак на далекое расстояние. Такое преследование может длиться 2-3 километра, пока куница не остановится на дереве, перепрыгнуть с которого на другое она не может, тогда она затаивается на нем, а лайка ее облаивает. Охотник должен поспешить к лайке, обнаружить куницу и произвести выстрел.

Бывает случается так, что куница прячется в дупло, тогда чтобы достать ее оттуда, либо достают куницу рукой в перчатке, либо прорубают отверстие ниже дупла и выгоняют куницу хворостиной.

Охота с лайкой на соболя похожа на охоту на куницу, отличие заключается в том, что соболь чаще всего уходит не верхом, а по земле, стараясь спрятаться в завалах деревьев или густых кустах. Лайка обнаруживает его и начинает облаивать, при подходе охотника соболь часто пытается сразу уйти, поэтому охотнику нужно быть готовым к выстрелу.

Охота с лайкой по утке

Лайка, как универсальная охотничья собака, может использоваться охотником, в том числе, для охоты на уток. Лайка, по свои природным данным, хорошо подходит для охоты по водоплавающей дичи, некоторые охотники даже считают, что лайка справляется с утиной охотой лучше, чем спаниель.

Поиск лайки при охоте на уток должен быть не широким и не глубоким, всегда недалеко от охотника, в пределах дальности ружейного выстрела, в противном случае весь смысл работы собаки пропадает. Опытная лайка, умеющая работать по утке, сама сокращает поиск до нужной широты. Сложность водно-болотных угодий сама по себе сокращает поиск лайки. В случае, если лайка ищет слишком широким поиском и слишком далеко уходит от охотника, нужно сократить поиск, подзывая лайку ближе к себе.

Гоньбу уток и широкий поиск необходимо сокращать, подзывая лайку ближе к себе.

При подходе к водоему, лайка не должна сразу лезть в заросли, разгоняя уток во все стороны, а сначала должна дождаться подхода хозяина и лишь затем идти в поиск. Молодую лайку лучше подводить к водоему на поводке.

Хорошая лайка должна хорошо уметь пользоваться своим чутьем, как верхним, так и нижним, она должна уметь использовать направление ветра при поиске дичи, а также уметь разбирать запахи оставленные утками на растениях.

Охота на уток, связана с длительной работой собаки в воде, в зарослях камыша, все это предъявляет повышенные требования к физической форме лайки, к ее настойчивости в работе. Собака которая не хочет работать в воде, часто вылезает на берег, не хочет тщательно обыскивать места поросшие камышом, где чаще всего прячутся утки, для такой охоты не годится.

Важная часть работы лайки при охоте на уток это подача сбитой дичи, эту работу лайка должна выполнять безотказно как с воды, так и с суши, с густых зарослей. Качественная подача лайкой сбитой дичи результат воспитания и натаски собаки охотником.

Некоторые лайки прекрасно выносят сбитую дичь с воды и камышей, но очень неохотно несут дичь по суше и не отдают ее в руки охотника, а кладут ее в лучшем случае на первую сухую кочку, в худшем на противоположный от охотника берег, если он оказался ближе к лайке, чем тот на котором находится охотник. Такая работа лайки означает, что ее не обучили правильной подаче. Если молодая лайка, найдя и взяв утку, медлит с возвращением к охотнику, ее подзывают к себе с помощью команды «подай» или «ко мне». Не следует давать лайке душить подранков, трепать или мять дичь, все это может испортить лайку.

Кроме ходовой охоты на уток, лайка может использоваться при охоте на утиных перелетах. Основная работа лайки на таких охотах: подача сбитых уток с воды, поиск уток в зарослей камыша, розыск и подача подранков. При охоте на перелетах, охотник по поведению лайки, заранее узнает направление откуда прилетят утки. Особенно полезно такая помощь лайки, при охоте в условиях ограниченной видимости, на утренних и вечерних зорях.

Лайка усаживается по команде «сидеть», в таком месте где ее хорошо видно охотнику. Заслышав свист крыльев налетающих уток, лайка настораживает уши и поворачивает голову в сторону, откуда налетают утки. Предупрежденный лайкой охотник, поворачивается в сторону налета уток и готовится к выстрелу. При подлете уток, охотник производит выстрел и если выстрел оказывается удачным, посылает лайку на подачу сбитой утки.

Охота с лайкой на зайца

Лайка по праву считается самой универсальной охотничьей собакой, поэтому при желании охотник может обучить свою собаку охоте на зайца. Старые лайчатники по-прежнему считают, что гоньба лайками зайцев недопустима, они рассматривают лайку как исключительно пушную собаку, а охота с лайкой на зайца пустое баловство, которое только портит собаку.

Охота на зайца и охота на утку — две самые любимые и популярные у русских охотников, поэтому если владелец лайки хочет охотиться с ней на зайца, это его личное выбор.

Большинство лаек обладает ценным качеством — не давать голос на следу зверя. Лайка не должна лаять на следах птицы, крупного зверя и мелких пушных зверьков, во всех этих случаях от лайки требуется осторожность и бесшумный подход. Лайка начинает лаять по зверю только когда видит его. Тоже самое относится и к охоте с лайкой на зайца, лайка начинает облаивать зайца, только увидев его или в непосредственной близости от него, на горячем следу.

При натаске лайки по зайцу, нужно показать ей места, где нужно искать зайцев, для этого надо вместе с собакой облазить заросли кустарников и другие излюбленные места лежек зайцев, в дальнейшем она сама будет тщательно обыскивать крепи, пропуская заведомо пустые места на прямолинейном ходу. Лайки хорошо запоминают места, где они поднимали зайца и в следующий раз обязательно тщательно проверят это место.

Лайка, в отличии от гончей, не отличается такой вязкостью, чтобы гонять зайца по несколько кругов, чаще всего она гонит до первого скола, так как не обладает необходимым опытом, чтобы разобраться самостоятельно в хитросплетениях заячьих следов. Сколовшись, лайка возвращается к хозяину. В таком случае, охотник должен помочь лайке найти след, для этого нужно вернуться на то место, где она потеряла след и сделать вместе с ней несколько кругов, поощряя лайку командой «ищи, ищи». С каждым добытым зайцем, вязкость и мастерство лайки будет расти и она сможет уже сама разобраться со сложным следом зайца.

Охота с лайкой на рысь и других кошек

Рысь достаточно редкий зверь, который водится в глухих, темных, дремучих лесах с завалами из деревьев и ветроломом, которые редко посещаются людьми. Бывают случаи когда рыси появляются в лесах недалеко от городов. Рысь охотиться ночью, главной добычей рыси являются зайцы, ночью рысь делает большие переходы, длиной в десятки километров.

Для охоты на рысь подходят любые лайки, специальной притравки по рыси делать не требуется, у лайки природная злобность к кошкам и поставленная на рысий след, она у удовольствием пойдет ее преследовать. Лучше всего охотиться на рысь с двумя-тремя сильными, крупными, смелыми и злобными лайками.

Охотник с лайкой обходит угодья в поисках свежего рысьего следа, когда найден след возвращающейся с ночной охоты на лежку рыси, по следу спускают собак. Рысь спасается бегством, понимая что лайки скоро ее настигнут, рысь забирается на дерево и затаивается, надеясь, что они ее не заметят и она своим же следом вернется назад на свою лежку. Лайки обнаруживают дерево на котором укрылась рысь, а иногда и саму рысь, начинают ее облаивать. Стрелять рысь нужно так, чтобы не было подранка, иначе раненая рысь покалечит собак.

Кроме охоты на рысь, с лайкой охотятся на диких лесных котов в лесах Кавказа и Дальнего Востока. Лайки быстро находят их по свежему следу, загоняют на дерево и злобно облаивают. Стрелять диких котов нужно аккуратно, чтобы не было подранков, лучше вообще подойдя на облаивание, перед выстрелом, взять лайку на поводок, чтобы не рисковать жизнью и здоровьем своей лайки.

В целях безопасности своей собаки, не следует охотиться с лайкой на степных и камышовых котов. Настигнутые лайкой, они отчаянно сопротивляются и могут изувечить собаку, а если случайная встреча с диким котом все-таки произошла, нужно спешить к месту драки, чтобы помочь своей собаке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *